Александр Клюкин: лебединая песня информационной войны

Александр Клюкин: лебединая песня информационной войны

Мы давно привыкли к двойным и тройным стандартам: по мнению наших западных коллег, то, что для западных демократий доблесть и естественное поведение, для России — смертный грех.

08 июля, 2020

«В стране, где по-прежнему ежедневно заболевают вирусом COVID-19 примерно 7500 человек и 135 человек от этого вируса умирают, Президент России Владимир Путин проводит всенародное голосование», — начинает свой рассказ о голосовании по поправкам в Конституцию России обозреватель Los Angeles Times.

Эта газета, между прочим, издается в стране, прочно захватившей мировое лидерство и по количеству заболевших COVID-19, и по числу умерших от него. И в которой, несмотря ни на что, идет предвыборная кампания, заявляют о себе новые кандидаты в президенты, не говоря уж о бушующих по всей стране митингах и волнениях.

Но американскому политическому обозревателю нет до этого дела, потому что у него есть дело поважнее: предсказать, что «хотя Путин, вероятно, одержит победу на голосовании, это вполне может вызвать негативную реакцию против него, и это может привести к ужасным последствиям не только для российского народа, но и для всего мира». Мы, конечно, давно привыкли к этим «непредвзятым взглядам» с бревном в глазу, к пристальному вниманию к любой нашей соринке.

Мы давно привыкли к двойным и тройным стандартам: по мнению наших западных коллег, то, что для западных демократий доблесть и естественное поведение, для России — смертный грех. Вот и по итогам нашего голосования 1 июля Bloomberg, например, пугает читателей нашим «хищничеством». А в чем оно? «Путин хочет воссоздать сферу влияния на постсоветском пространстве и в некоторых странах Восточной Европы». Ну да, это ведь только США позволено иметь в мире сферы влияния, как же мы-то посмели… И так далее, по списку. «Россиян лишают гражданских прав и угрожают демократии в стране», «инсценировка», «лебединая песня остатков демократии» — такими «оценками» заполнены в эти дни страницы западной прессы.

Некоторые договариваются уже до того, что наступает прямо-таки конец света. Чешский «общественник» Мартин Сваровски из некоей неправительственной организации «Европейские ценности» пишет о нас: «В течение трех-четырех дней они способны провести на территории прибалтийских стран ограниченные вооруженные операции, а в пределах 30 дней — масштабные комбинированные операции».

Все это, к сожалению — слова не только каких-то маргиналов, бредящих «российской угрозой». Вот вполне официальное лицо США, председатель сенатского комитета по международным делам Джим Риш, высказывается о нашем плебисците: «Липовое голосование, замаскированное под референдум, уничтожило остатки легитимности Путина и демократии в России».

Это говорит политик из страны, в которой бесконечно — и бездоказательно — обвиняют Россию во вмешательстве в американский внутриполитический процесс. А это что, как не прямое и бесцеремонное вмешательство в наши внутренние дела, до которых сенатору не должно быть никакого дела? Что-то я не припоминаю таких высказываний американских сенаторов о легитимности президентских выборов в США, где победитель, бывает, получал меньше голосов избирателей, чем проигравший.

Характерно, такие «оценки» практически дословно совпадают с тем, что говорят по итогам голосования наши доморощенные ревнители «демократии». «Уничтожение Конституции, гибель республики», — вещает, например, кочующий с одного федерального телеэкрана на другой «политолог» Леонид Гозман.

Характерно, но не удивительно. Соцсети облетел в эти дни ролик с записью телефонных разговоров человека, представляющегося как Роман Удот, с региональными активистами «Голоса», наблюдающими за выборами. Обзванивая область за областью, он раздраженно спрашивает: «Почему работа не идет, почему показатели такие отвратительные? Где нарушения?» Ему отвечают: да нет нарушений, не обнаруживаем, вот разве что температуру не на всех участках меряют… И он раздражается еще больше: регионы, где меньше всего нарушений — зарплату не получат. Давайте, работайте, мне же тоже отчитываться надо.

По-моему, совершенно ясно, перед кем таким удотам нужно отчитываться. ВВС, агентство с мировым именем, не стесняется публиковать: перед голосованием Русская служба ВВС предложила своим сотрудникам поставить «эксперимент»: все желающие и имеющие право проголосовать могли прийти на участки и вынести бюллетени с собой. То есть даже и не скрывают: ставилась задача провоцировать членов избирательных комиссий и полицию, вызвать на избирательных участках хоть какие-то осложнения, из которых потом можно раздуть «беспорядки» и «нарушения прав».

И в общем понятно, почему итоги голосования 25 июня — 1 июля в России вызывают столь неадекватную реакцию. Надеялись на недовольство, вызванное экономическими проблемами и коронавирусными ограничениями — а российский народ проголосовал фактически за вотум полного доверия президенту. Надеялись, что криками о «нарушениях» и «фальсификациях» можно будет поставить под сомнение итог голосования — но избирательная система России в общем и целом сработала уверенно и четко, обеспечив чистое и прозрачное голосование, да еще и в условиях пандемии.

В эти дни часто сравнивают голосование по Конституции в 1993 году и голосование-2020. Действительно, можно найти что-то общее. И тогда и сейчас голосование походило в очень трудное время. Очень остро стоял вопрос явки. Только в 1993 году в российском обществе действительно налицо было очевидное противостояние, почти раскол. А сегодня Центризбиркому пришлось приложить максимум усилий и разработать оптимальный порядок голосования в условиях ограничений, связанных с коронавирусом. И обеспечить процедуры голосования, не подвергая опасности ни его организаторов, ни его участников. Чего, кстати, не смогли, к сожалению, добиться западные коллеги нашего Центризбиркома (во Франции, например, во время недавних муниципальных выборов умерло несколько мэров). А не в этом ли секрет столь яростной и подлой атаки западных сми на председателя ЦИК России Эллу Памфилову? Она сумела организовать и защитить участников голосования, а они нет.

Но есть и одно существенное отличие В 1993 году Россия не испытывала такого колоссального давления, такого беспардонного вмешательства из-за рубежа, как сегодня. Причина его проста — это страх. Конечно, не перед мифическими «операциями» России в прибалтийских странах и т. п. А перед тем, что, видя четкий и ясный результат поддержки российского президента российским народом, т. е. консенсус российской власти и общества — западные избиратели рано или поздно начнет сравнивать его с тем, что происходит у них дома. Не случайно же непредвзятые иностранные наблюдатели за нашим голосованием сегодня отмечают, что голосование в России — явное достижение нашей политической системы. Бывший депутат шведского парламента Эрик Альмквист свидетельствует: «Я побывал примерно на 50 избирательных участках в разных городах и пообщался с массой работников избирательных комиссий и с самими избирателями. Я не могу сказать, что видел какие-то нарушения или попытки повлиять на исход выборов».

Член палаты депутатов Италии Паоло Гримольди говорит: «Это двойное искусство — организовать голосование так, чтобы оно соответствовало всем демократическим стандартам в условиях пандемии».

И даже испанская El Pais резюмирует: «Путин… снова предстал в роли гаранта стабильности и патриотизма и заставил утихнуть пересуды о преемнике». И не случайно такие оценки — отнюдь не на первых полосах западной прессы.

Так что «лебединая песня» информационной войны против России отнюдь не спета. Она хоть и лебединая, но бесконечная. К сожалению, нам нужно быть готовыми к продолжению атак на воистину исторический выбор российского народа, сделанный летом 2020-го. Нас будут пытаться заставить отказаться от него — уже ведь звучат призывы к отмене голосования и его итогов. Будут стращать новыми санкциями, будут подкупать намеками на возможность отмены старых. И нужно быть готовыми к тому, что наш выбор придется защищать.

Источник: https://www.ridus.ru/news/331313


Поделиться: