Михаил Вотинов: нет ничего хуже войны и голода...

Михаил Вотинов: нет ничего хуже войны и голода...

В честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне вашему вниманию предоставляется рассказ о моей бабушке Плотниковой Анны Мокеевны, которая была среди тех, кто пережил годы самой страшной войны в истории человечества... О жизни этого прекрасного и доброго человека можно написать несколько томов, сегодня я постараюсь рассказать вам о самых тяжелых временах в ее жизни.

31 марта, 2020

Плотникова (Хозяшева) Анна Мокеевна родилась 9 октября 1926 года в деревне Селёво Вежайского сельского совета. В семье она была третьей по старшинству из пятерых детей. С самого детства она осталась без отца и узнала, что такое голод...

– Мне было семь лет, когда умер отец - проблемы с сердцем. Он шел на праздник в другую деревню, по дороге он упал и скончался... Его похороны я даже и не видела, потому что в это время я нянчила детей в деревне Тебеньково. Было очень тяжелое и голодное время. Мама не могла прокормить всех нас, поэтому мне уже нужно было работать. Я много, где сидела с детьми, не везде меня кормили хорошо. Так что эти времена мне вспоминать очень тяжело...

Спустя три с половиной года, от голода умерла моя сестра Маня. Мне было тогда десять лет, и я была дома в Селёво. Дома не было абсолютно ни грамма еды, а мою маму отправили работать на несколько дней в Куву. Но, прежде чем уехать, она сказала нашему бригадиру: «Если я уеду, то мои дети все умрут от голода». Бригадир ответил ей, мол, мы им дадим хлеба, езжай, не беспокойся. В это время Маня и умерла, лёжа на русской печке. От голода она даже глину с печки стала есть. Мы ее похоронили… 

Уже потом, как только мама приехала обратно, сразу спросила у бригадира, мол, дал ли он нам хлеба, как и обещал. А он ответил ей, что мы не приходили! На самом деле, мы приходили к нему несколько раз, но он нам ничего не дал. И тут мама стала ему выговаривать, мол, из-за тебя никого уже в живых не застану дома! Тут ей и сказали, что Маня умерла. Мама упала в обморок...

Через несколько лет этого бригадира будут судить, потому что из-за него от голода умерло много людей и колхозных животных. Как только началась война, его сразу же отправили на фронт, откуда он больше не вернулся...

Голод... В 30-е годы дошло до того, что многие люди ели даже мертвую скотину. За кусок мертвой лошади люди чуть было не дрались... Помню, как нашей маме удалось принести домой часть туши мертвой лошади, и она варила куски мяса очень долго, а мы все сидим и ждем, когда же, наконец, можно будет кушать. Ужас... Не дай бог кому-то испытать такую же жизнь...

В школу я пошла только в 9 лет, потому что все время, как я уже говорила, сидела с детьми. Закончила только четыре класса, и тут началась война. Брата Василия забрали на фронт, старшая сестра Саша работала дояркой и пахала поля каждый год, а вот брат Алеша умер в первый же год войны из-за туберкулеза. Ему было 13 лет. Он все лето работал на сенокосе в колхозе имени Седова, и постоянно кашлял, хотя ни на что не жаловался.

И вот однажды, в один из осенних дней, он сказал маме, что больше не может идти в школу. Мама сильно испугалась и повезла его в больницу. Как только ему сделали рентгеновский снимок, оказалось, что у него правая половина легкого уже давно сгнила, а левая начинает гнить. Его уже нельзя было спасти. После того, как его привезли больницы, он прожил всего три недели. Я никогда не забуду слёз матери, которые она выплакала: сын Вася на фронте, Маня и Алеша умерли... Было очень тяжело и очень страшно...

Нет ничего хуже войны и голода...Я почти все время была голодной. Помню, как колхоз нашей семье выдаст горсть муки, и эту муку мама смешивала с пистиками (полевой хвощ), и делала лепешки. Хорошо, что в годы войны у нас была еще и корова, она нас только и кормила.

А работала, конечно же, каждый день, не покладая рук. Однажды весной работала на сплаве в деревне Нестерово и очень долгое время находилась в холодной воде. Из-за этого на всем моем теле появились фурункулы: на спине, на животе, на груди...

Лечиться и греться после холодной воды было негде, поэтому я парилась в бане. И из-за этого фурункулы на моем животе так разрослись, что они соединились в один большой фурункул с размером с кулак! Вы даже не представляете, как это было больно. Я не могла спать, не могла шевелиться, но нужно было работать. Мне стало так плохо, что девушки, с которыми я вместе работала, уговаривали меня идти домой. А я им говорила, мол, как же пойду домой, меня на мосту обратно сюда отправят (чтобы пойти домой, надо было перейти мост, на котором была охрана. Они отправляли обратно на сплав всех, кто хотел сбежать - прим. автора). А одна из девушек мне говорит: «Если остановят - не бойся, подними юбку и покажи, какая у тебя болезнь!» Но никто на мосту меня остановил, и так, потихонечку, я дошла до деревни Москвина, где меня вылечили в больнице. От большого фурункула на животе у меня остался огромный шрам, который виден даже сейчас...

Но тяжелее всего было работать зимой. Одежды у меня совсем не было, и я две зимы работала в лесу в одной юбке. Штанов не было… Работала я в тридцатиградусный мороз недалеко от деревни Буждом, а жила у одной бабушки. Кроме меня, у нее жили еще семь человек. Бабушка каждый день топила нам баню, и она нас так любила, что каждый день, когда баня уже была готова, она выходила на улицу и пыталась докричаться до нас, звала скорей париться. Ну, а мы ее не слышим: мы, возможно, за два-три километра от нее в лесу находимся. А когда уже мы все парились в бане – все плачем из-за боли, так как всё, что ниже пояса, мы отморозили. И спасались только тем, что мы хорошо и долго парились...

Старушка о нас очень заботилась, и если бы не она, то все мы точно бы умерли из-за обморожения. На колхозных собраниях тех, кто работал тогда в лесу, очень хвалили, но какой ценой нам досталась эта похвала... Как мы мучались и работали – никто не знает...

Работала и на лодке, и эта работа стала для меня самой тяжелой, так как я совсем не умела на ней плавать. Была очистка реки от деревьев, которые застряли около берегов, и нужно было их баграми отправлять вниз по течению. Из-за моего неумения работать, мужчина, который учил меня работать на лодке, очень сильно меня ругал. И на следующий день я категорически отказывалась плыть вместе с ним, если он не перестанет меня оскорблять. Начальство, как узнало про это, вызвало его «на ковер», после чего он больше ни слова не сказал мне в повышенном тоне. Вот тогда я и продолжила с ним работать на лодке.

Узнала о завершении войны в тот момент, когда я работала в деревне Таскай на сплаве. Помню, как к нам пришел председатель и сказал, чтобы мы поужинали и пришли на собрание. Там он и сказал всем о завершении войны! Как же тогда все мы кричали, радовались и хлопали в ладоши!

Но после войны еще долгое время жить было очень тяжело. Еще долгое время многие жили голодными. В настоящее время жизнь хороша: есть абсолютно всё, что душа пожелает. Я желаю, чтобы никто и никогда больше не испытал всю горечь войны...

Уже после войны Анна Мокеевна вышла замуж за Плотникова Юрия Дмитриевича. Жили они в маленьком холодном доме в деревне Фокичи. Первый ребенок Данил прожил на этом свете всего неделю: так как в доме было очень холодно, он умер из-за воспаления легких. Затем родились Алексей, Леонид, Милентина, Светлана и Юрий. Из пятерых детей уже нету в живых Леонида, который трагически умер в 1980 году...

В 1959 году Анна Мокеевна и Юрий Дмитриевич начали строить большой дом в деревне Кузьва. Закончили строительство и справили новоселье в 1963 году.

В настоящее время Анна Мокеевна живет в деревне Кузьва Кудымкарского муниципального округа Пермского края. У нее 11 внуков и 9 правнуков. Бабушке почти 94 года, но она никогда не сидит без дела! Вот, к примеру, еще несколько лет назад она сама выкопала больше 100 вёдер картошки! Дети и внуки всегда помогают ей по хозяйству, ухаживают за ней. К слову, бабушка до сих пор держит корову и кур. А какие вкусные пироги и шаньги стряпает бабушка! Пальчики оближешь!

Я всегда поражался стойкости и мудрости моей бабушки. За всю свою жизнь она видела многое, пережила множество тяжелых событий, как для нее самой, так и для всей страны. Она награждена всеми медалями, которые удостаивались труженики тыла с 1945 года, а также медалью «Медалью Материнства» (ею награждаются матери, родившие и воспитавшие пять или шесть детей – прим. автора).

Председатель Молодёжной избирательной комиссии Кудымкарского муниципального округа Пермского края Михаил Вотинов

Ссылка на публикацию в социальной сети «Вконтакте»: https://vk.com/mik_kudraion?w=wall-91949365_3204

Напомним, Всероссийский конкурс «Памяти достойны», организатором которого выступает Российский фонд свободных выборов, направлен на нравственно-патриотическое воспитание электорально-активной молодёжи, кадрового резерва избирательной системы.

Главная тема конкурса – история о судьбе человека, связанная с событиями войны.

Участие в конкурсе могут принять члены молодёжных избирательных комиссий любого уровня.

На конкурс принимаются опубликованные в установленный период (27 января – 24 апреля 2020 года) оригинальные авторские работы в форме публикации в интернете (материалы в сетевых СМИ, записи и сообщения в социальных сетях, блогах).

«Душевные рассказы самоотверженных и героических людей, преодолевших все тяготы войны ради жизни будущих поколений, оставляют глубочайший след в сердце каждого из нас. Важно знать и помнить «какою ценой завоевано счастье» и быть благодарными за великий подвиг народа. Памяти достойны все, кто героически сражался за мир и независимость нашей Родины в годы Великой Отечественной войны. Наш конкурс — уникальная возможность рассказать об этих удивительных людях, подаривших нам будущее», — рассказала координатор Всероссийского конкурса «Памяти достойны» Вероника Фатхутдинова.

Приём конкурсных работ осуществляется до 24 апреля 2020 года по электронной почте: pamyati-dostoiny@mail.ru.

Победителю достанется наше уважение и приоритетное право на участие в общественных мероприятиях Российского фонда свободных выборов, а всем героям – заслуженные честь, слава и память!

#ПамятиДостойны

#Победа75

#РФСВ


Поделиться: